Истории

Супруги Ткачевы купили 3 дома в Часов Яре и открыли хоспис для стариков, которые никому не нужны

Анна КУРЦАНОВСКАЯ, журналист
28.02.2019 20:50
Уже два года в городе Часов Яр работает негосударственный хоспис. Здесь живут одинокие старики из прифронтовой и неподконтрольной территории.

Хоспис содержат за свои собственные средства Евгений и Инна Ткачевы. Им активно помогают прихожане протестантской церкви, в которую ходят супруги, волонтеры,  представители украинских и международных благотворительных организаций.

Еще не все насущные потребности закрыты, и Евгений упорно работает над этим, принеся в жертву свою профессиональную деятельность. До войны он был ветеринаром, сейчас уделяет этому немного времени. 

От редакции Свои.Сity

Этой историей Свои.City открывают новый проект, в котором мы расскажем о людях и организациях, нуждающихся в помощи. Они все будут из Донбасса. И мы призываем всех неравнодушных людей поддерживать (словом, делом, финансами) участников нашего медиа-проекта. Со своей стороны заверяем, что ответственно относимся к поиску героев публикации и покажем тех, кто действительно нуждается в поддержке и финансовой помощи. 

Чем можно помочь хоспису в Часов Яре — узнайте у самого Евгения, написав на его страничку в Facebook.

Но прежде прочитайте историю волонтера: как он спасал людей из охваченных войной городов, как попал в плен, как чуть не угодил в Дебальцевский котел и почему пришел к мысли о создании хосписа. 

Баптиста — расстрелять, харизмата — зарезать

Более двух тысяч женщин, детей, немощных стариков были спасены благодаря Евгению Ткачеву и его друзьям. Они с началом оккупации Славянска возили в город гуманитарную помощь — продукты и медикаменты, а оттуда эвакуировали людей. Для тех, кто быстро сориентировался, вывоз людей стал бизнесом. За одного «спасенного» человека перевозчики получали от 500 гривен. Евгений же вывозил бескорыстно. 

Евгений с единомышленниками вывез из зоны конфликта на мирную территорию тысячи людей Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

За это волонтер угодил «на подвал». Боевики обвинили его в пособничестве украинской армии и в шпионаже в пользу американцев. 

— В один из дней, когда мы в очередной раз на микроавтобусе вывозили людей, нас задержали. В iPad у меня была карта Славянска по которой я ориентировался, потому что не местный. Они сказали, что я корректировщик украинской армии. Обыскав машину, нашли Библию. Начали кричать, что я баптист и таких надо расстреливать. Потом увидели христианский символ «рыбка», сделил вывод, что я харизмат. А это еще хуже баптиста. Говорили, что таких даже не расстреливать, а просто резать надо.

Освобождение, как у апостола Павла

Евгения отвезли в городской совет. Посадили там в подвал. В одном тесном помещении вместе с ним находилось еще 7 человек. 

 Относились нормально. Увидели мой загранпаспорт, а там стояли визы Кении и Руанды, тех стран, в которые я ездил с гуманитарной миссией. Пыток не было. За эти три дня меня и пальцем не тронули. Кормили, — вспоминает Евгений.

В начале июля, когда боевики двинулись в сторону Донецка, Ткачев получил вольную. Некоторых заложников боевики забрали с собой, а волонтера «забыли». Свое освобождение мужчина воспринял, как чудо. 

Масштабы гуманитарной катастрофы на Донбасе Евгений сравнивает с тем, что он увидел в Африке  Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

— Как сейчас помню: два часа ночи, кромешная тьма и вдруг открывается дверь камеры. Мужчина светит на нас фонариком и говорит: «Бегите, охраны нет». Тогда мне вспомнился случай, описанный в Библии. В ночь перед тем, когда царь Ирод собирался вывести апостола Петра к народу на казнь, он спал между двумя воинами, скованный цепями, и стража у дверей охраняла темницу. Вдруг среди ночи явился ангел Господень, и яркий свет осветил всю тюрьму. Ангел, толкнув Петра в бок, пробудил его и сказал: «Встань скорее». Цепи сразу упали с его рук. Затем ангел сказал: «Надень одежду твою и иди за мной». Петр вышел и последовал за ним, думая, что видит видение. Они вышли из тюрьмы, и когда прошли одну улицу, то ангел вдруг исчез, — провел параллель прихожанин протестантской церкви.

На Донбассе такой же ужас, как и в Африке

До войны Евгений совмещал ветеринарную практику с благотворительностью. 

— Моя семья благотворительностью занимается с 2002 года. За это время помимо служения Господу мы организовывали летний палаточный лагерь для детей-сирот, экскурсии в Киев сиротам из государственный детских домов, организовали реабилитационный центр для алко- и наркозависимых, установили спутниковое телевидение в тюрьмах (там показывали только христианские каналы), кормили бездомных, дежурили в медэвакуации ASAP, — перечислил Ткачев.

Это фото сделано во время одного из пяти визитов волонтера в Африку. Тут Евгений со своей женой Инной Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Мужчина пять раз ездил в Африку — в Кению и Руанду. Один раз с сыном, два раза с женой Инной и два — сам. Лечили больных, привозили врачей и доставляли медикаменты в труднодоступные села, кормили голодных, оплачивали содержание сирот в школах и интернатах, улучшали бытовые условия миссионеров. 

Вспоминая о том, что он увидел в Африке, Евгений говорит: 

— Там ужас. И я никогда и представить не мог, что подобное когда-то будет в моей родной стране. 

Чуть не застрял в Дебальцевском котле

После освобождения из плена Евгений продолжил вместе с другими волонтерами помогать нуждающимся. 

 После Славянска, я уже не вернулся к ветеринарии. Могу этому уделять лишь пару дней в неделю. Вместе с церковью «Добрая весть» мы эвакуировали людей из Горловки. Нам удалось вывезти несколько тысяч местных жителей. Потом была почти ежедневная доставка гуманитарки и вывоз людей из-под обстрелов в Углегорске, Дебальцево, Светлодарске, Чернухино, Булавинском и многих других городов, сел и поселков, которые я уже и не помню

Волонтер едва не застрял в Дебальцево в тот день, когда боевики перекрыли Ростовскую трассу. 

Спасения из-под Дебальцево Евгений называет чудом Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

— Я ехал с полной машиной раненных и больных, Бог сохранил и на этот раз. Мне пришлось отстать от военной колонны буквально на 10-15 минут. Подъезжаю к Логвиново: колонна горит, вокруг убитые и раненные. Меня остановил передовой российский отряд. Слава Богу, что не начали стрелять. Осмотрели машину, увидели «груз». Сказали: «Не хотим брать грех на душу». И отпустили. 

Через несколько километров Евгений и его пассажиры попали в прицел украинских танков и БМП, они как раз готовились к контратаке. 

— Хорошо, что нервы у них были крепкие, и они не открыли огонь по «непонятной» машине, которой не должно было быть.

Три дома для 32 стариков

Супругам Ткачевым многократно пришлось сталкиваться с тем, что пострадавшим людям, особенно старикам, после эвакуации негде остаться жить. И им приходится порой возвращаться «на ту сторону». 

— Сначала помогали больницы. Там они некоторое время могли жить, но, сами понимаете, медучреждения не имели права их оставлять. Потом беженцы перекочевали в детские лагеря и пансионаты. Когда линия фронта стабилизировалась, мы решили обосноваться дома. 

Все три дома хосписа находятся на одной улице Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Вот так в Часов Яре и был создан хоспис для стариков, которые никому в этом мире не нужны. Дешевого жилья в небольшом городке полно. За собственные деньги Евгений купил три дома. Первый заполнился сразу, буквально за пару недель. 12 стариков получили крышу над головой, еду и необходимые медикаменты. 

— Остальные два дома, которые мы докупили, находяться на той же улице. Как только мы открылись, гуманитарная миссия «Пролиска» помогла с приобретением холодильника, большой морозильной камеры, бойлера, газовой печки, кухонного комбайна. На второй год нашей работы от них мы получили деньги на ремонт крыши, поменяли окна на металлопластиковые.

Этих стариков не принимают в государственные дома престарелых, так как у них есть родственники. Хоть им они и не нужны Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Три дома могут принять 32 человека. Сейчас здесь 27 стариков. 

— За последние месяцы много умерло. В том числе и самый старший житель нашего хосписа Владимир Никифорович из Мироновского, ему было 92 года. Он ветеран Второй мировой войны. 

Сейчас идет ремонт в двухкомнатной квартире. Она находится в полукилометре от домов. 

— Туда перевезем лежачих. Таких у нас 8 человек. У них будут специальные кровати с подъемниками.

На лежачего в хосписе расходуется 5 тысяч гривен

Почему эти слепые, глухие и беспомощные старики не могут жить в государственных домах престарелых? Ответ прост: у них есть родственники, пусть даже и формально. 

Поэтому они не могут претендовать на место в этих учреждениях. А дети не хотят или по каким-то причинам ухаживать за своими старыми родителями. 

Свои пенсию старики отдают в общий фонд, но этого хватает на оплату лишь малой доли расходов хосписа Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

— Не было бы у стариков родственников, их бы давно содержало государство. По документам дети есть, но их как бы нет. У одних — пьяницы или наркоманы, у других — воюют на стороне ЛДНР, а у третьих — уехали в Россию.
80 процентов жильцов хосписа — переселенцы из неподконтрольной территории. Остальные — из прифронтовой зоны.

Содержание одного жильца хосписа ежемесячно обходится в 3-3,5 тысячи гривен. А на лежачих — до 5 тысяч. Для сравнения, в государственных дома престарелых на одного подопечного, который может самостоятельно передвигаться и сам себя обслуживать, выделяют 8 тысяч гривен.

Старикам помогают восстановить утерянные документы Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

— У нас на три дома работают три нянечки, один повар и управляющий. Это не волонтеры или альтруисты, им надо платить зарплату. А еще коммунальные расходы — электроэнергия, вода и газ. Сумма набегает приличная. 

Зимой, если считать по одному дому, за электричество платят до тысячи гривен, газ — около четырех. Топят хорошо, так как старики мерзнут. Много готовят и расходуют большое количество горячей воды для мытья своих «постояльцев». 

Государство и местные власти не помогают

Несмотря на отсутствие официального статуса (причина этому — отсталость законов Украины в сфере социальной политики), условия проживания в таком доме престарелых, действительно домашние. Учредителям помогают международные и местные организации, предприниматели, церковные общины.

Большинство жителей хосписа уже не собираются покидать его стен Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Например, волонтеры гуманитарной миссии «Пролиска» помогает старикам восстанавливать документы, оформлять пенсии, пособия, справки по инвалидности. 

— После этого некоторых забирают родственники, но большинство остается доживать свой век здесь. Государство и местные власти не помогают, поэтому свои выплаты старики собирают в общую кассу и отдают мне. На них мы и закупаем продукты. Но сами понимаете — это капля в море, — сказал Ткачев.

Чтобы кормить лежачих пациентов горячей пищей, хоспису нужны специальные термосы  Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Неоднократно Евгений слышал в свой адрес обвинения в том, что он присваивает пенсии брошенных стариков. Но при этом обвинители не спешат взваливать на себя его ношу — заниматься одинокими бездомными людьми. 

Натуральное молоко, жирный творог, яйца, мясо

При каждом доме имеются небольшие земельные участки. Весной огороды вскапывают, удобряют и засевают. Семена хоспис получает от самого Папы Римского, их передает международная христианская ассоциация «Еммануил».

В хозяйстве хосписа есть две коровы, козы, свиньи, куры и кролики Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

— Выращиваем помидоры, огурцы, кабачки, тыкву, лук, морковь, свекла, различная зелень. Этим урожаем обеспечиваем себя где-то на 5 процентов, не более. Но есть еще две коровы, столько же коз, также свиньи и куры. Будут еще кролики. Наши старички питаются хорошо. Натуральное молоко, жирный творог, яйца, мясо. Не каждый житель большого города может позволить себе продукты такого качества.

В этом году Евгений планирует расширять угодья хосписа. В пяти километрах от трех домов ему бесплатно предоставили участок на полгектара. Правда, придется хорошенько потрудиться — эта земля много лет не обрабатывалась.

Нужна дополнительная плита, кастрюли и еще много чего 

— Помогают ли нам старички? Знаете, они не настолько бодрые, чтобы возиться в огороде. Средний возраст подопечных — около 80-ти лет. Конечно, они пытаются казаться бодрячками. Вот один дедушка иногда подтапливает печку и чистит картофель, а другой — большой любитель орудовать тяпкой. И это несмотря на то, что он передвигается на ходунках, — с улыбкой говорит волонтер.

Те «постояльцы» у которых больше сил, помагают по хозяйству. Отставив на время в сторону ходунки Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Еще немного, и ремонт в квартире для лежачих будет окончен. За стариками, которых туда поселят, будет ухаживать сиделка. Еду им будут доставлять из хосписа: рядом с одним из домов есть пристройка, которая стала полноценной кухне. На ней с утра и до вечера трудится повар. Готовит и завтрак, и обед, и ужин — на одной газовой плите с четырьмя конфорками. 

 Печка новая, современная. Но она одна. А нам этого мало, ведь готовить приходится часто и в больших количествах. Поэтому хотя бы еще одна плита  была бы кстати. Еще нуждаемся в кастрюлях. Я не думал, что они могут ломаться. Мне казалось, что это чуть ли не вечный предмет. Оказалось, что не так. Нам нужны кастрюли объемом от 12 литров и более. А так как еду будем готовить в летней кухне, и транспортировать придется в квартиру к лежачим, то и пищевые термосы будут очень кстати, — перечисляет Евгений потребности хосписа.

Чтобы все были сытыми, пищу в хосписе готовят с утра до вечера Фото с Facebook-cтранички Евгения Ткачева

Волонтер говорит, что готов принять любую помощь и будет благодарен за любую поддержку. Тем более сейчас, когда наступает весна и начнутся работы по дополнительному обустройству хосписа и его хозяйства.