Истории

Рожденный в угольной пыли. Солист Fontaliza Паша Холошев вспоминает первые концерты в Горловке

Мар’яна ЗЕЛЕНЧУК
28.03.2019 20:21
В 2008 году три друга-музыканта из Горловки основали группу Unbelievable, которая позже стала называться Fontaliza. Паша Холошев - лид-вокал и гитара, Артем Таланов - барабаны, Игнат Карташев - бас-гитара. Ребята начинали с каверов на любимые Muse, Placebo, Nirvana, Radiohead, а со временем стали играть авторскую музыку. Экспериментируют на грани альтернативы, панк-рока, гранжа и рок-н-ролла.

В 2014-м из-за войны группа переехала в Киев, и хотя, как признается Паша Холошев, это было беспокойным временем, старт вышел мощный: в июне того года группа выступала на концерте «Океану Ельзи» на стадионе «Олимпийский», по приглашению Святослава Вакарчука.

Сейчас на счету Fontaliza четыре студийных альбома, участников группы тоже теперь больше - год назад присоединился Юрий (Нестор) Холошев, на нем вторая гитара и бек-вокал. Свежий альбом «Фірмові рухи» писали в Киеве и выпустили в октябре 2018-го. А 25 апреля ребята ждут всех на его презентации в киевском клубе MonteRay.

Группа любит живые выступления: играли на фестивалях Atlas Weekend, ГогольFEST, «Файне місто», Respublika, «СХІД-РОК» и других, и дали не одну сотняю концертов в разнообразных клубах, пабах и барах.

Паша Холошев рассказал нам о первых выступлениях в Горловке признался, что для него означает «концерт удался».

21 июня 2014 года, Киев, стадион «Олимпийский». Fontaliza открывает концерт «Океану Ельзи», посвященный 20-летию культовой группы. На этот концерт пришло более 70 тысяч человек  Фото предоставлены Пашей Холошевым

Альбом BORN IN COAL DUST посвятили малой Родине

- Паша, в одном из интервью вы рассказывали, что название альбома «Фірмові рухи» - это о том, как вы искали собственные фирменные движения, с которыми комфортно на танцполе. Давно это было? Еще время горловских вечеринок? Какими они были по настроению и музыке?

- Фирменные движения - это не только о танцевальных приёмах. Просто танцы - это хорошая параллель. Найти свои движения - значит найти себя. Фирменные движения - это момент наивысшей точки уверенности в себе, ощущения счастья и свободы, когда абсолютно не важно, что о тебе подумают окружающие.

«Фірмові рухи» родились уже в Киеве, прошлой весной, а из Горловки мы уехали летом 2014 года. Горловские тусовки я вспоминаю с улыбкой. Музыканты из разных групп собирались на площади под памятником Ленина и тусовались, обсуждали музыкальные вопросы, катались на великах, скейтах. 

Творили всякие сумасбродные вещи. Приходилось и с милицией улаживать конфликты, и с местными гопниками

Особым событием для горловских музыкантов были выступления джазового оркестра в музыкальной школе №1. Этот оркестр под руководством Вольпова Ильи Акимовича славился на весь город. Он воспитал многих крутых музыкантов. Одним из них является наш ударник Артём. На выступления оркестра собирались разные музыканты со всего города. Не важно, играешь ты элитный джаз или лютый говнопанк. Все собирались, чтобы выразить респект и послушать клёвую музыку. Классная была тусовка.

- Ваша группа такая в хорошем смысле оторванная - то снимаете на смартфон клип о засилье сексуальной рекламы, самый новый клип «Амазонка» - об отношениях с резиновой куклой. Еще вы играли на гитаре, напечатанной на 3D-принтере. В какой среде формировалась эта открытость к экспериментам? Вот ваш третий альбом называется Born in Coal Dust, «рожденный в угольной пыли». Что это за «угольная пыль»?

- Я, конечно, не могу назвать нас очень экспериментальной группой. Но мы всегда открыты для новых идей. Думаю, надо просто стараться делать то, что нравится.

Альбом Born in Coal Dust записывали, наверное, в самое сложное для группы время. Началась война, мы покинули родной город, оставили своих родных и близких, переехали в большой город. Настал долгий процесс адаптации. Мы остро переживали войну, ощущали себя потерянными, непринятыми в новой окружающей среде, оторванными от чего-то большого и родного. Альбом Born in Coal Dust мы посвятили нашей малой родине - городу Горловке, Донбассу и всем тем, кто, как и мы, вынужден был стать пилигримом, скитальцем и покинуть родной дом в поисках новой жизни.

Еще в Горловке. Из родного города участники Fontaliza уехали летом 2014 года Фото предоставлено Пашей Холошевым

«На первом концерте нам даже похлопали, но мы схватили оборудование и унесли оттуда ноги»

- Наверное, помните свой первый концерт? Где он проходил и каким получилось по атмосфере? Кто пришел вас слушать?

- Конечно, помню наш первый концерт в Горловке. Он состоялся в клубе «Нова Січ». То ещё местечко. Тогда это был чуть ли не единственный клуб в городе, где можно было сыграть. Там все играли. Jinjer (известная метал-группа - Ред.) тоже там выступали на заре своей карьеры. Наш концерт назывался «Рок-диверсия» (хохочет). Это не наша идея была так назвать. Просто мы разогревали каких-то лютых панков из Киева. Когда мы играли, на лицах публики было недоумение. Они пришли послушать дикий говнопанк, а тут со сцены несётся какой-то ранний Coldplay и Radiohead. Когда мы отыграли программу, нам даже похлопали. Но мы быстро схватили своё оборудование и унесли оттуда ноги. Потому что в клубе начался ад. А на выходе из клуба волосатых нефоров уже поджидали гопники и гопо-боксеры, которые тренировались в том же здании.

- О, «Нова Січ». Мне рассказывали, что там зал был сделан солидно в плане акустики. А ваши впечатления?

- Хорошая акустика? Не очень припоминаю. Выглядело все довольно мрачно.

Типичный рок клуб 90-х: старое советское оборудование, обшарпанные стены, сырость, полумрак

Мне кажется, именно там группа Bredor давала свое знаменитое интервью: «Перед вами группа «Бредор», представьтесь, пожалуйста. - Я Влад. Я Эскобар. А я Коля, на барабанах». Не видели это интервью? Посмотрите в YouTube и получите хорошее представление о том, как выглядел клуб «Нова Сiч» (но интервью все-таки записано в Харцызске - Ред.).

- Как вашу музыку воспринимали в Горловке? Какой была самая безумная реакция на песни Fontaliza?

- В Горловке больше почитали тяжелую музыку, всякие экстремальные стили. Наша музыка считалась попсой. Поэтому не могу сказать, что у нас было много фанатов. Большего успеха нам удалось добиться в Донецке, где мы впоследствии играли намного чаще, чем в родной Горловке.

- Первый альбом вы тоже записывали в Горловке, на студии Beast Records. Много времени на это ушло? Насколько результат, был близок к «тому идеальному саунду, который звучит в наших головах», как говорят участники группы?

- Первая запись на студии - дело сакральное. Поэтому было очень клёво. Записались быстро, всего за пару дней. Звучание особо выбирать не приходилось. Борис Блюмин сводил все группы в своём фирменном стиле. Поэтому все группы в Горловке звучали похоже (смеется).

«Когда концерт удался - это словно очищение»

- Как публика в Киеве отличается от горловской (ну, если отличается)?
Бывает, что на концерте в каком-нибудь городе подходят и говорят: «Ой, я вас еще по Горловке помню?»

- Столичная публика более искушенная, их сложно чем-то удивить. Когда случается, что ко мне после концерта подходят люди и говорят, что они ещё из Горловки нас слушают и знают, то это меня безумно умиляет. Так приятно осознавать, что с нами все ещё остались те люди, которые были с нами там, у истоков, которые помнят наши первые выступления, записи, и что они продолжают этот путь вместе с нами по сей день. Это очень вдохновляет.

- А как сама группа изменилась после переезда в Киев? Из заметного - у вас теперь много песен на украинском языке, состав год назад расширился. Что еще? Отношение к творчеству меняется?

- За то время, что мы прожили в Киеве, приобрели много опыта, как музыкального, так и жизненного. Мы убедились в том, что чудеса происходят только тогда, когда много работаешь. А ещё, что не стоит ждать манны с неба, нужно брать и делать.

- Читала, что презентацию «Фірмових рухів» в Киеве вы перенесли с осени на весну, потому что хотели быть готовыми на 100%. Сейчас чувствуете эту готовность?

- Мы сделали альбом «Фірмові рухи» за рекордно короткий для нас срок. За два месяца мы сочинили и записали материал. Мы даже и не думали, что такое возможно.

Когда ты настойчив и упорно делаешь своё дело, то все возможно

У нас были технические проблемы. Мы не вкладывались в сроки с релизом альбома, поэтому пришлось перенести презентацию. Но все к лучшему. Весенний концерт добавит нам сил и энергии.

- Вообще, что для вас означает «концерт удался»?

- Для меня это состояние, когда я полностью отдал себя слушателям. Когда нет сомнения, что осталась ещё какая-то мысль или эмоция, которую мы не донесли со сцены. Помните финал «Парфюмера», когда главного героя Жана-Батиста Гренуя толпа растерзала, а потом съела? Метафизически то же самое должно произойти и со мной на концерте. Полное растворение и гармония. Тогда я понимаю, что концерт удался. Это словно очищение.

Вам будет интересно:

Почти полная коллекция муралов на востоке Украины. И создал ее Артем Гетьман из Краматорска

Что поляки знают о Донбассе и как работалось в Amazon: дончанин Алексей Сокун – о жизни в Познани