Истории

5 лет семья Героя Украины Владимира Рыбака не была на его могиле в Горловке. Интервью с Еленой Рыбак

Александр БИЛИНСКИЙ, издатель
24.04.2019 10:45
В этот день 5 лет назад на центральном кладбище Горловки хоронили депутата горсовета Владимира Рыбака. Несколько дней до этого его семья – супруга Елена, сын Юрий и дочь Мария с единомышленниками с ног сбились, пытаясь найти похищенного.

Его задержали после митинга возле Горловского горсовета. На единственном видео, снятом журналистом местного сайта Gorlovka.ua, видно, как Рыбак пытается прорваться в здание мэрии, чтобы снять флаг «ДНР». Ему преграждает путь мужчина со словами: «Через мой труп ты снимешь флаг, ты понял?».

После пререканий с сепаратистами, охраняющими захваченное накануне здание горсовета, Рыбак удалятся, направляясь домой. Скорее всего, на улице Пушкинской – недалеко от КСКЦ «Стирол» - его и задерживают, заталкивая в автомобиль. Все обстоятельства и сейчас – спустя 5 лет – остаются невыясненными.

Владимир Рыбак образца весны 2014 года – один из немногих, кто оппонировал мэру города Евгению Клепу и «регионаловскому» большинству в горсовете. В дни «русской весны» он стал единственным, кому удалось снять флаг России со здания мэрии. Символично, что это произошло в День рождения Тараса Шевченко.

Вторая попытка не удалась. Спустя несколько дней после похищения, его измученное пытками тело обнаружили в реке в Славянске.

Пять лет семья Владимира Рыбака не была на его могиле. Сын Юрий пошел по стопам отца, который работал оперуполномоченным в Горловке. Сейчас Юрий - начальник патрульной полиции Одесской области.

Дочь Мария стала победительницей олимпиады по украинскому языку, поступила в университет, выступила на одной сцене с президентом Петром Порошенко в День украинского флага.

Психологически ей тяжело было перенести утрату любимого отца, и на этой почве возникли проблемы.

С Еленой Рыбак мы договариваемся побеседовать на Майдане Независимости – на аллее Героев Небесной сотни, среди которых выставлено и фото Героя Украины Владимира Рыбака. 

«Днем было некогда думать. А каждый вечер я плакала»

- Елена, как складывалась жизнь в Киеве после переезда из Горловки, с какими трудностями пришлось столкнуться. Если взять в разрезе всех этих 5 лет, что вспоминается?

- В 2014 году, когда приехала сюда, я была в полном шоке от всего случившегося. На тот момент думала, что это был один из самых тяжелых годов в моей жизни.

С другой стороны, мне Киев помог тем, что не осталась в доме, где остались все вещи Володи, где мне все напоминало о нем. Я бы этого не перенесла.

Здесь сразу занялась общественной деятельностью. И процессом выживания. У меня кума – тоже переселенка, она находила все точки, где выдавали помощь. И мы с ней ездили по крупу, по всякие ложки и вилки, чтобы обустроиться на съемной квартире.

Днем было некогда думать. А каждый вечер я плакала. Во-первых, из-за колоссальной потери. Во-вторых не покидало ощущение, что многие живут своей жизнью и не понимают, что в стране война. На Донбассе людей сажают в ямы, а тут все смеются и веселятся. Состояние было на грани сумасшествия. И этим, наверное, я подтолкнула свою дочь, которая видела, что мама два года рыдает

Потом работала на двух работах. Опять Маша сама…

 

- Знаю, что пыталась самостоятельно заниматься расследованием похищения и убийства мужа. Хотя это и невозможно, поскольку Горловка остается оккупированной.

- Первые годы занималась чем угодно: и расследованием, и мэром Горловки Евгением Клепом, который тогда вообще не помог мне. В результате через 3 года у меня заболел ребенок.

Скоро два года, как не работаю. Я ухаживаю за ней. Маша - инвалид 2 группы. Для меня самое главное – вытянуть ее, чтобы она могла жить полноценной жизнью.

Ретроспективно оценивая, что происходит в Украине, я все равно вижу, что тайное становится явным. И знаю, что будет расследование. И все, кто причастен к столь зверскому убийству Володи - и соучастники, и заказчики, и исполнители - все свое получат. Это вопрос времени.

Скажем так, Бог на какое-то время это отложил. Сейчас мне надо поднять ребенка, затем я хочу сделать что-то полезное для страны и параллельно буду заниматься расследованием.

- «Сделать что-то полезное для страны». Это что имеется в виду?

-  Пока поставлю Машу на ноги, а там – все будет. Я знаю: все, что мне Бог послал – я сделаю. Я выдержу и смогу еще чем-то помочь украинской нации.

«Точно знаю, что будет площадь имени Рыбака»

- А есть какие-то новости из Горловки, продолжаешь с кем-то общаться, что с жильем?

- Я не знаю, в каком состоянии дом. Мне это неинтересно….

Я однажды убирала возле фото Володи на аллее Героев Небесной сотни и нашла вот эту записку. Ты видишь, что написано? Написано: «Молись за Украину». Я так плакала.

А ты в курсе, что создана экспозиция Владимира Ивановича Рыбака? Там, где сейчас музей АТО. И там создается репродукция Рыбака.

Там хранится баннер, с которым Володя шел на выборы в Верховную раду в 2012 году. Этот баннер забрал однопартиец - инвалид 2 группы - и хранил у себя. Настолько преданные люди были у Вовы. Этот баннер мужчина намотал на черенок от лопаты, на поезде привез в Киев и принес в музей.

Я вначале сказала директору музея, что планировала бы такую экспозицию в Горловке сделать, когда город будет под флагом Украины. Но он переубедил. Сказал, что это достояние всей Украины.

Тем более я все равно хочу сделать эксгумацию, перевести тело в Киев. Я в Горловке не буду жить.

 

- В 2014-15 годах высказывалась идея о переименовании площади Победы в площадь Владимира Рыбака.

- Это пока временно оккупированная территория. Я точно знаю, что будет площадь имени Рыбака. Учитывая, как к нему относились люди.

Мои знакомые ходили на могилу к Володе. Там же на кладбище уже много похоронено людей, которые воевали и за «ДНР». Знакомые опасались, что сейчас на них будут кричать, мол, проведываете могилу Героя Украины. А к ним наоборот подошли люди и спрашивают: «А вы были на Владимира Ивановича могиле?» Они говорят: «Да». В ответ услышали: «Примите наши соболезнования. Святой человек был».

«Он ездил на «рыбакомобиле». Он сам занимался своей агитацией»

- А если вернемся к тому периоду, когда Рыбак решил занятья общественной и политической деятельностью. У Владимира Ивановича были какие-то шансы не идти в политику после того, как он уволился из правоохранительных органов?

- Нет, толчком послужила встреча с Юлией Тимошенко. После одной из встреч он пришел домой такой окрыленный. С 2009 года он уже вступил в ее партию. Понравилась ее программа, она обещала реформы в милиции. На него до этого начальник Центрально-городского района подал в суд, Вова там тоже начал реформы проводить

Очень жаль, что не дожил до этого времени, когда действительно начались реформы, о которых он очень мечтал. К несчастью, он выбрал не ту партию.

- А вы дома обсуждали какие-то вопросы его депутатской деятельности?

- Нет. Я считаю, что он меня этим спас. Не считаю, а точно.

- То есть ты не знала, что он один или два человека – оппозиционеры во всем здании городского совета.

- Нет, я вообще ни о чем не знала. Мне сейчас так стыдно, что я ему постоянно предъявляла претензии, что он деньги не приносит. Когда Батьківщина какие-то средства на организационные вопросы выдала, он раздавал помощникам.

Домой не приносил ни копейки. Мне пришлось тогда бросить работу врача. Я была 4 года медпредставителем, это хорошие деньги, но тяжелая работа.

- Помню, что на сессии горсовета он приходил подготовленным, часто критиковал мэра? Он дома готовился?

- Он спал по 4 часа. У него постоянно телефон на связи, включенный компьютер. Он мог ничего не есть.

Как он готовился, я почти не знаю. Потом только узнала, что у него и удостоверение журналиста было, и группы «Інформаційний спротив», и он ездил на съезд УНА-УНСО.

Чем он только не занимался, у него была бешеная энергия. Я иногда возмущалась и на него обижалась, что он не приносит денег. Если бы знала, что он делает такую работу, я бы его еще и благодарила.

Еще я думаю вот о чем. Если бы он мне рассказывал о своей деятельности, думаю, что не было бы этого подлого убийства. Потому что там без предательства не обошлось.

Как женщина я больше понимаю в интригах. Со стороны всегда виднее. Он же честный, и он говорил открыто. Это не всегда нужно было делать. Заинтересованных было много, в том числе среди партийцев, многие из которых его предали.

- Считаешь, что в те годы в нашем регионе надо было быть спокойнее? Он же был взрывной, явно оппозиционный

- Мне не нравится, как сейчас та же Юлия Тимошенко поменяла стиль на спокойный и мелодичный. Почему Володя должен быть другим?

Он поднял людей. Ты же знаешь, у нас не было денег. Он ездил на «рыбакомобиле». Он сам занимался своей агитацией, и его выбрал народ.

Тот самый "рыбакомобиль"

Возможно, я бы его координировала:  «Здесь не говори так, здесь сделай по-другому, надо этого человека остерегаться». А на нем всего столько было, что из-за нехватки времени не успевал все проанализировать.

До сих пор не могу понять, как такого матерого опера могли обмануть. Я не могу понять, как он попал в эту партию. Как он не разбирался в людях. Я когда подняла и увидела, сколько писем он отвез на Туровскую (офис Батьківщини – авт.) с просьбой восстановить в партии – я плакала. Бедный мой муж. Сколько ты сделал для них. И ты ездил – унижался, восстановите меня, чтобы они поставили этих подонков, которые сами Юлю и слили

Я говорю: бог видит все. Все, что происходит, это по нашим грехам. Но я бы очень помогла ему.

«Страшно мне не было. Было противно и мерзко от этого всего»

- Мысли о возвращении в Горловку возникают?

- У меня? Никогда. Мне было настолько страшно и противно. Страшно мне не было. Было противно и мерзко от этого всего. От того, что я мужа похоронила, а там продолжались эти пророссийские митинги с песнями.

- А для семьи важно, чтобы вы знали имя убийцы? Или исполнителя? Или спустя время это не столь важно?

- Зачем мне имя исполнителя, если его 200% нет в живых. Обычно это сразу делается – человека убирают. Для меня не важно, кто именно убил. Для меня важно, кто именно заказал.

Я не связываю это убийство с людьми из Донбасса не связываю. Думаю, что с одной стороны, это российский спецназ. Безлер со Стрелковым. С другой стороны, это наши политики.

Володя был очень честным и излишне прямолинейным. Поэтому он бы не устраивал ни одну политическую силу.

Еще Авраам Линкольн сказал, что политик – это человек, который убил отца и мать, а когда его судили, он попросил амнистию, поскольку является сиротой. Вот это как нельзя точнее характеризует политиков.

Мы с Володей похожи. Мы очень похожи. Меня изменил Киев. Я раньше ни во что не влазила, занималась детьми и работой.

Меня поневоле толкнули в эту грязь политическую. Мне надо было разбираться. И расследованием заниматься, и общественной деятельностью. Это не мое желание - так судьба распорядилась.

Дети у меня – и Маша, и Юра – более спокойные. Они интроверты, а мы с Вовой экстраверты. Ты же знаешь наш темперамент. А они дипломатичные. Они больше стратеги. Дети у меня другие и я благодарю Бога за это, что они другие. Я надеюсь, что они смогут в своей жизни определять, где правда, а где предательство.