Истории

Режиссер из Донецка Корней Грицюк: «Буду снимать фильм про пассажиров поезда «Киев – Война»

Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка
Евгений ФРОЛОВ
12.06.2019 10:49

«2020. Безлюдна країна» — фильм Корнея Грицюка, режиссера из Донецка, о том, как все украинцы уехали жить за границу. Со дня премьеры прошло уже больше года. Самое время поговорить о том, как сложилась судьба первой в Украине псевдодокументальной картины с бюджетом в 400 долларов.

Сюжет фильма такой: на выборах в президенты побеждает кандидат, который обещает предоставить всем гражданам страны возможность выехать за рубеж. В результате ряда международных договоренностей, каждый украинец получает билет в один конец с правом остаться жить в той стране, которую выберет. Или вернуться назад — если захочет. Но на билет в обратную сторону нужно заработать уже самому.

Страна пустеет. В буквальном смысле. Тогда канадский режиссер-документалист решает приехать на свою историческую родину и найти тех, кто остался. Находит восемь героев. Один из них — президент опустевшей страны, которого играет Андрей Куликов (тот самый, что вел «батл» Зеленского и Порошенко на стадионе).

 

Большинство актеров — любители. Это просто друзья и знакомые режиссера. Все работали бесплатно. Всего на производстве фильма было задействовано несколько десятков людей — и никто из них не взял денег. Именно это позволило похвастаться рекордно низким бюджетом.

Картина снята в жанре мокьюментари — то есть, псевдодокументальное кино. Это едва ли не первый такой фильм в Украине.

В итоге кино оказалось на слуху. Про «Безлюдну країну» много говорили. Далеко не всем картина понравилась, режиссера обвиняли в непатриотизме. Но Корней Грицюк своей первой большой самостоятельной работой доволен. А почему именно, он объяснил в интервью «Своим».

На премьере перед началом проката. Корней Грицюк —второй справа Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка

 

Это кино, как увеличительное зеркало

— Когда у тебя возникла идея фильма? И о чем, собственно, картина? Что ты хотел в нее вложить?

— Это фильм о тех проблемах в нашей стране, которые заставляют украинцев покидать родину. Идея возникла где-то в 2015 году. После Майдана большое количество моих знакомых начало уезжать: кто-то поехал работать, кто-то учиться, кто-то переезжал насовсем. Талантливые интересные люди, которые могли бы много дать нашей стране. Я подумал: а кто же останется?

Захотелось снять кино про эмиграцию, но с нестандартной подачей. Я пошел путем сатиры. Если люди уезжают, так давайте представим, что они вот прям все уехали. То есть, это кино, как увеличительное зеркало — в нем отражена реальность, но гиперболизированная.

Кадр из фильма. Пара IT-шников из Днепра. Они едва ли не единственные, кто остался в Украине, потому что любят эту землю. Именно с ними режиссер, по его же словам, ассоциирует себя больше всего Стоп-кадр из фильма

 

— Со дня премьеры фильма на кинофестивале «Молодость» в мае 2018 прошел год. Как сложилась судьба картины?

— Весь этот год моя жизнь была тесно переплетена с фильмом. Я побывал с ним на нескольких фестивалях в Украине и Европе. «Безлюдну країну» показывали на кинофестивале в Котбусе — одном из самых больших в Германии. Недавно показывали в Чехии на кинофестивале, посвященном миграции. Был еще один показ в Берлинском киноклубе.

А в конце ноября фильм вышел в прокат. Вот это очень важно для нас. Его крутили в сети «Планеты Кино», еще в нескольких артхаусных кинотеатрах Киева и не только. Если суммировать, то он побывал на 10-15 экранах. Дольше всего показывали в «Жовтне» — около месяца. Там несколько раз продлевали ротацию, так как фильм собирал полный зал. Считаю, это большой успех для независимого фильма, сделанного практически без затрат.

— То есть, фильм с лихвой отбил свой бюджет в меньше чем 400 долларов?

— Ну, это очень условный бюджет. Просто все, кто был задействован, работали бесплатно. Наши затраты — это еда и транспорт. Этот фильм — тот редкий случай, когда на раскрутку кино было потрачено больше денег, чем на его производство. Перед тем, как выпустить фильм на экраны, дистрибьютор - компания 86Prokat, много вложила в печать постеров и продвижение в медиа. Но в итоге — никто не остался в минусе.

Съемки заняли 35 дней, но с большими перерывами. В итоге эта часть производства растянулась на год Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка

— Это ведь нетипичная ситуация для независимого кино в Украине — когда никто не остается в минусе?

— Независимое кино вообще не типично для Украины. Очень мало кто снимает фильмы, рассчитывая только на свои силы. Таких историй, как с нашей картиной — на пальцах пересчитать. Так что сложно говорить о каких-то тенденциях в прибыльности. Но если брать мировой опыт, то независимое кино нередко приносит своим создателям хорошие деньги. Хороший пример — Кевин Смит со своими «Клерками», которых он снимал с друзьями ночью в магазине, где сам же работал продавцом (бюджет любительского фильма составил лишь 25 тысяч долларов, права на его показ компания Miramax купила за 250 тысяч долларов, а в прокате «Клерки» собрали 3 миллиона долларов — Ред.).

Весь процесс создания фильма занял два года Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка

 

«Я не придавал большое значение тому, как кто говорит. Для меня намного важнее смысл»

— Я знаю, что твоему фильму в Министерстве культуры не хотели давать прокатное удостоверение, ссылаясь на его, якобы, непатриотичность.

— Да, но в итоге дали. А вот статус «национального фильма» картина не получила. Он позволяет платить меньше налога с прибыли за прокат. Объяснили тем, что фильм преимущественно на русском языке. То, что работали над ним исключительно граждане Украины и снимался он только тут, в нашу пользу не сыграло.

— Только двое из восьми персонажей фильма говорят на украинском языке. Почему?

— Героев, которые говорят на украинском, должно было бы быть больше. В сценарии есть еще престарелая пара из Львовской области. Мы уже подобрали отличных актеров на эту роль, непрофессиональных, но очень колоритных. Вот только обстоятельства не позволили снять сцены с их участием. А из-за особенности производства фильма, когда все работают бесплатно и в свое свободное время, мы были ограничены в маневрах.

Известный журналист Андрей Куликов сыграл в фильме президента Украины. Он – один из двух украиноязычных персонажей картины Стоп-кадр из фильма

 

— У меня еще сложилось впечатление, что язык персонажа определял язык актера, который его играл. Это так?

— В большинстве случаев — так и было. Ведь почти все — непрофессиональные актеры. Опыта игры на камеру у них нет, поэтому если б они говорили не на том языке, на котором думают, камера бы это словила.

Но, например, Алексей Петухов — народный артист Украины. Он играл пожилого мужчину, сетующего на развал советской промышленности. В жизни русскоязычный, но прекрасно может разговаривать и на украинском. В его случае язык определял персонаж.

А вообще я не придавал большое значение тому, как кто говорит. Для меня намного важнее смысл. Половина патриотов, которые воюют сейчас на фронте, разговаривают на русском. Это не мешает им любить свою страну и рисковать ради нее жизнью.

Боялся, что львовян оскорбит персонаж сепаратиста

— А как на фильм реагировала публика?

— В целом — положительно. После каждого показа всегда начиналась дискуссия — на полчаса или час. Как минимум, кино не оставляло зрителей безразличными. Это уже очень хорошо.

Когда мы с командой делали фильм, нам сложно было понять: он жесткий или не жесткий, смешной или нет. Мы варились в собственном соку. Поэтому наш продюсер Анна Паленчук устроила прямо у себя в офисе несколько фокус-просмотров. Мы приглашали разных людей: из креативной тусовки, университетских преподавателей и других. Уже тогда после титров вспыхивали дискуссии. Но ни у кого не было резкого неприятия материала.

Когда мы повезли фильм во Львов, я переживал. Боялся, например, что львовян оскорбит персонаж сепаратиста, который там бегает с автоматом и ищет бандеровцев. Но там зрители, наоборот, восприняли фильм очень легко. Поняли наш юмор и иронию. Хотя без замечаний по поводу языка не обошлось.

Профессиональный актер Игорь Салимонов сыграл роль сепаратиста Стоп-кадр из фильма

— А как реагировали зрители на показах за границей?

— Думал, что европейцам будет трудно понять контекст, но тема миграции актуальна для всех. Чехи тоже уезжают из своей страны. А Германия, наоборот, принимает мигрантов со всего мира. Помню, немцы сказали, что это кино не только про Украину, а вообще о том, что происходит на планете.

Еще запомнилось, как в Берлине одна девушка задала вопрос: почему в фильме так мало женских персонажей, а те, что есть, какие-то недалекие. Они там, в Германии, все просто накачаны гендерным равенством. Но на самом деле в фильме почти половина героев — женщины. А по поводу недалекости — так у нас же все персонажи странные.

— Фильма сейчас нет в свободном доступе в интернете. Ты планируешь его выложить? На YouTube, например.

— Я уже не распоряжаюсь фильмом. У него есть продюсер — Анна Паленчук с ее компанией 435 films. И официальный дистрибьютор — компания 86Prokat. Права на показ принадлежат последней.

Год или полтора после премьеры фильм еще считается свежим и его можно куда-то продать. Но как только он появляется в интернете — премьерный статус тут же теряется.

Не так давно «Безлюдну країну» продали одной общественной организации в Чехии. Сейчас ведутся переговоры с телеканалами. В июле будет еще один показ в Германии. Так что в общем доступе он появится точно не раньше осени.

Dronarium, команда операторов аэросъемки, предоставила Корнею Грицюку доступ к своему архиву. Там он нашел множество кадров, которые украсили картину Стоп-кадр из фильма

 

Первый фильм снимал в Донецке. На недорогой цифровой фотоапарат-мыльницу

— Расскажи, как ты стал кинематографистом. Где учился?

— Я окончил филфак Донецкого университета. Учился на кафедре журналистики. Помню, что когда поступал, до конца не был уверен, что хочу быть именно журналистом. Но за четыре года учебы мы и монтаж изучали, и сценарии для видео писали, и фильмы классические смотрели. Но на пятый курс я даже поступать не стал. К тому времени у меня уже было пару короткометражек, и знакомые позвали в Киев работать сценаристом для ICTV. Так в 2012-м я перебрался в столицу.

— Ты начал снимать фильмы еще в университете? О чем была твоя первая короткометражка?

— На курсе втором-третьем я пытался писать какие-то рассказы. Но понял, что у меня скорее получаются сценарии, а не полноценные литературные произведения. Решил визуализировать то, что написал.

А первый фильм называется «Отражение», он идет семь минут. Это история девочки, которую преследует загадочный двойник. Я снимал его в Донецке. На недорогой цифровой фотоапарат-мыльницу.

Один из первых короткометражных фильмов Корнея Грицюка, снятый еще в Донецке. По мотивам рассказа Пелевина

 

— Как сложилась твоя жизнь, когда ты переехал из Донецка в Киев?

— Я начал работать на ICTV. Продолжил снимать короткометражки. Почти сразу, как приехал в столицу, познакомился с Александром Шапиро — одним из немногих независимых режиссеров в Украине. Он делает артхаусное кино, философское. Мне уже тогда очень нравились его фильмы. Я показал Шапиро свои короткометражки, а тот предложил мне смонтировать отрывок фильма, который он тогда снимал. Монтаж я всегда любил больше другой части производства, поэтому с радостью взялся. Результат Саше понравился, и он попросил меня смонтировать весь фильм до конца. Я подумал: «Так прикольно, только переехал в Киев, а мы с Шапиро уже делаем вместе фильм». Картина вышла в 2013 году, называется «Не знаю».

Корей Грицюк и его учитель в кино Александр Шапиро Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка

Потом я поработал на площадке его ассистентом. Помогал как сценарист и как продюсер. Шапиро стал моим учителем. Паралельно я обзавелся широким кругом знакомств среди кинотусовки. Ходил на лекции, мастер-классы, читал книги. Занимался самообразованием.

Со временем я начал подрабатывать съемками рекламы. Делал ролики для ГО-шек. И приходил к выводу, что мне уже вполне под силу снять полнометражный фильм.

— А сейчас ты чем на жизнь зарабатываешь?

— Когда я занялся съемками «2020. Безлюна країна», уже не мог работать фултайм на телевидении или на Film.ua, где я монтировал сериалы и трейлеры. Со временем пришлось вообще уволиться. Свой фильм отнимал слишком много времени.

И с тех пор я — режиссер-фрилансер. Не так давно работал в режиссерской группе над фильмом «Тільки диво» — это рождественское фентези, которое снимали в Карпатах. Я занимался массовыми сценами.

 

Сейчас нужно брать не качеством фильмов, а количеством

— А как ты оцениваешь, в каком состоянии находится украинское кино?

— Сейчас чуть ли не каждую неделю выходит украинский фильм. С нулевыми вообще нельзя сравнивать. Но я далеко не все смотрю. Слежу в основном за друзьями и знакомыми. Редко хожу в кинотеатры.

Очень радует, что индустрия зашевелилась, и мы перестали быть фильм-сервисом для россиян. Они приезжали в Киев и снимали тут Москву, потому что так дешевле. Очень много фильмов и сериалов у нас делали. И сейчас делают. Но теперь начали поднимать голову наши режиссеры, актеры и продюсеры. Зарождается новая школа украинского кино.

— А качество наших новых фильмов тебе нравится?

— Сейчас нужно брать не качеством, а количеством. Если из десяти фильмов два будут хорошими, три — средними, а пять — плохими, то это — отличные цифры. Мы сейчас должны менее критически относиться к украинскому кино, нужно время, чтобы эта индустрия у нас расцвела. Единственное, что прощать, конечно, не стоит — это откровенный распил бабла. Когда денег на фильм потратили кучу, а смотришь картину — и где оно все?

Во время съемок «2020. Безлюдна Країна». Теперь Корней готов браться за новый фильм Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка

— В этом и прошлом году государство выделило на производство фильмов по миллиарду гривен. Этих денег достаточно для развития кинопроизводства?

— Я считаю, что сама система выделения денег неправильна. На фильмы выделяют по 15-25 и больше миллионов, а потом они проваливаются в прокате. Лучше давать меньше, но большему количеству команд.

На студенческие фильмы выделяют по одному миллиону. Это же много! Ребята имеют возможность привлекать к производству друзей, с которыми они учатся, и делать свои короткометражки намного дешевле. Пусть ищут способы, творческие подходы, современные технологии дают для этого много возможностей.

И еще я бы не снимал так много исторических фильмов. Понятно, что это работа с национальной памятью, которая очень важна. Но если посмотреть статистику, такое кино, как правило, не имеет успеха у зрителей. Лучше вкладывать эти деньги в телепроекты и охватывать таким образом большую аудиторию. В кино же финансировать те заявки, которые имеют потенциал заработать на прокате или хотя бы выйти в ноль.

Но прибыль – не самоцель. Стоит вкладывать деньги также в фильмы, которые могут принести успех на международных кинофестивалях. Тут важно показать, что Украина — современное, культурное, думающее государство, способное рефлексировать.

Короткометражка , которую Корней Грицюк снял в Киеве:

 

Новый фильм: про пассажиров поезда «Киев – Война»

— Ты упомянул современные технологии. Как ты считаешь, сейчас можно снимать фильмы на смартфон?

— Я вообще не понимаю, когда молодые режиссеры говорят: хочу снять фильм на пленку. Или: мне нужна дорогая камера. Тарковский в своих дневниках мечтал о карманном устройстве, которое могло бы записывать видео. А у нас теперь у каждого такое есть.

Кино долгое время было очень элитарной штукой. Если бы я снимал свою «Безлюдну країну» 15-20 лет назад, мне была бы нужна куча пленки и дорогого оборудования. Дешево сделать фильм не получилось бы. А сейчас такая возможность есть. Кино стало демократичным.

Если ты хочешь быть писателем, тебе нужна только ручка и бумага, чтобы оказаться в равных условиях с Достоевским или Камю. В кино происходит что-то подобное. Разрыв между Кэмероном, Спилбергом и обычным парнем из Донецка сокращается. Такой знаменитый режиссер, как Стивен Содерберг, уже снял два фильма на айфон и простой штатив. А монтировал на ноутбуке. В Иране замечательный режиссер Джафар Панахи снял фильм на видеорегистратор. Техника в кино уходит на задний план.

— Какие у тебя планы на ближайшее будущее?

— Сейчас я хочу найти финансирование на свой новый фильм. Про пассажиров поезда Киев – Константиновка, который в народе называют «Киев – Война». Это будет документальная лента: люди 12 часов едут в этом поезде, и у каждого из них есть своя интересная история. Мы уже подали заявку на поддержку от Украинского культурного фонда.

Два года назад я уже просил 400 тысяч гривен на этот фильм у Госкино — не дали. Потом у Минкультуры — отказали с формулировкой, что это непатриотичное кино. Надеюсь, сейчас все сложится лучше. Когда у тебя уже есть отснятый и выпущенный фильм, проще получить деньги на новые проекты.

 Фото с Facebook-страницы Корнея Грицюка