Монологи

Почему я набил татуировку с символами Донбасса? 6 историй

Анна КУРЦАНОВСКАЯ, журналист
28.12.2018 08:15
Мы нашли людей, кто на своем теле увековечил родину – Донбасс, и узнали, зачем они это сделали.

Евгений Спирин, журналист, 30 лет. Набил террикон 

- На самом деле давно хотел сделать. Просто руки, а точнее ноги,  не доходили до салона тату.

Эскиз брали из тюремной тематики. Не потому, чтобы на зеков похожими быть, а чтобы было ближе к реальности. Раз я домой не могу 5 лет поехать, пусть Донбасс будет со мной на ноге. Чтобы помнить - откуда я. И чтобы свои видели.

Эскиз делали вместе с татуировщиком Димой Мрачником. Прямо в студии, посмотрели фотки терриконов и выбрали красивый.

Террикон - это пи...то. Когда со мной приезжали журналисты западные и видели их впервые, они говорили: «О-о-ого-го какие штуки». А моя жена специально попросила показать ей терриконы. Это для нас они «штампы», а людям не местным кажутся магическими.

Аня Манухина, IT-специалист, 26 лет. Набила контур Донецкой области

- Свою татуировку с контуром Донецкой области, который сливается со словом «дом» и красным сердцем - как точкой на месте моего дома, набила где-то в 2015 году. Точно не помню.

Скучала по дому, не могла туда приехать, увидеть близких мне людей, пройтись улицами Донецка - вот и решилась на тату.  

Еще примерно через год рядом набила дополнение в виде цитаты любимой Лины Костенко «Крилатим, грунту не треба. Землі не має, то будет небо. Немає поля, то буде воля».

Надпись появилась, когда я поняла, что мой дом там, где я. И что я больше не скучаю, и не хочу жить вместе с этими людьми, с теми, кто приехал в Донецк и изуродовал мой город. Он больше не такой, каким я его знала. В нем больше нет тех людей, которые наполняли его своей энергией, и благодаря которым он был именно таким, каким мы его любили. А именно таким он останется навсегда в моей памяти и на фотографиях. Многие их тех прекрасных людей уже перебрались в Киев и другие города, и даже открывают уютные заведения, где все так, как мы помним по Донецку.

Катерина Минакова, домохозяйка, 33 лет. Набила розы и уголь

- Я уехала из Донецка летом 2014 года. Оставаться в городе было опасно для жизни. Рисковать я не хотела, тем более что под сердцем уже носила сына.

Более четырех лет живу в Киеве. Первое время снился Донецк, любимые места. Вот я гуляю по бульвару Пушкину, вот с друзьями сижу в кафе на Артема. А вот любимая дача в поселке Пески. Двухэтажный дом, в строительстве которого принимали чуть ли не все родственники. Тут мы любили собираться на праздники и выходные, жарили шашлык, пили вино, общались, фотографировались. Представляете, бывало, что одновременно собирались четыре поколения. Я периодически просматриваю фотографии тех счастливых лет.

Только остались фотографии и воспоминания. Во время боев за аэропорт в дом попал снаряд. Восстановлению не подлежит. Семья разъехалась – кто куда. В память о любимом городе год назад в одном из киевских салонов я сделала татуировку – роза и уголь. Это главные символы моего Донецка. Такие розы росли на аллеи возле дома на Артема.

Эскиз сам родился в голове через год после начала войны. Тогда я осознала, что Донецк уже не будет прежним. Но я хочу запомнить тот мирный Донецк, где были праздники, когда на стадион приезжали известные футбольные клубы, выступали звезды мировой величины. А меня взяли и вырвали из дома с корнями  -  и пересадили в другой город.

Мою задумку мастеру долго объяснять не пришлось, оказалось, что у него жена из Донецка. Вот так совпадение! Кто-то спрашивает, что означает тату, есть те, кто сразу понимает, о чем она. Я говорю о земляках. Когда они видят мою татуировку, у них появляется улыбка с нотками грусти. Это не первая татуировка, но, пожалуй, самая дорогая. Печать «Донецк» будет на мне до конца мои дней…

Дарья Пасечник, менеджер в отеле, 30 лет. Набила розы и угольные терриконы

- Родилась в Донецке и жила там до 2013 года. Потом уехала работать за границу. Понятное дело, что мой отъезд никак не был связан с войной. Два года назад вернулась домой, а там… Оставаться в Донецке долго не смогла и переехала в столицу.

У меня на правой руке, между ладонью и локтем, есть татуировка. На ней изображены розы и угольные терриконы.

Рисунок довольно свежий – набила в сентябре этого года. Сделать это меня сподвигла большая любовь к родному городу. Я очень люблю Донецк!

Людмила Морозова, пенсионерка, 66 лет. Набила лого Шахтера и крота

- Я родилась и выросла в Донецке, на Рутченкова. Росла без отца. Старший брат Юра привил любовь к футболу. Он часто брал меня на стадион, растил как мальчишку.

В 1980-м вышла замуж за киевлянина. В этом же году в шахте погиб брат Юра. Через три года я переехала с супругом в столицу. Родилась дочка, домашние хлопоты отодвинули футбол на второй план. Никто из родственников мужа не интересовался этой игрой, а самой идти на стадион было как-то неудобно.

В 2010 году дочь провела интернет и я зашла на сайт «Террикон», где познакомилась с киевскими болельщиками. У нас образовалась группа Light Fans. И с тех пор старалась не пропускать игры «Шахтера». Тогда в Киеве были и «Динамо», и «Оболонь», и «Арсенал». Так что «Шахтер» приезжал в Киев минимум три раза за сезон.

Я хоть и живу в Киеве более 35-ти лет, но любовь к Донецку и его команде осталась на всю жизнь. Всего на «Донбасс-Арене» была 8 раз, в основном ездила на матчи Лиги чемпионов. Мой ныне покойный супруг говорил: «Люся, ты уже столько лет живешь в Киеве, а все равно продолжаешь любить «Шахтер!».

На правом плече у меня красуется эмблема моей любимой команды и клубный талисман «Шахтера» - крот. Это знакомый сделал такой подарок мне на 60-летие. Ни одного дня не пожалела, татуировка мне очень нравится.

Долгое время у меня любимчиком был Слава Шевчук, а сейчас - Коля Матвиенко. Восхищает игра Марлоса и Тайсона. И очень скучаю за Дарио Срной.

С началом войны команда часто тренируется в Киеве, и я стараюсь посещать все игры «Шахтера». Но в последнее время это удается делать все реже и реже – у меня проблемы с ногами (артроз). Наверное, уже не буду ходить. Мечтала побывать в декабре на матче с «Лионом», но накануне дочка родила долгожданного ребенка. Так что я теперь бабушка очаровательной малышки.

Ярослав Ракицкий, футболист, 29 лет. Набил розы, герб Донецка и памятник «Слава шахтерскому труду»

У центрального защитника «Шахтера» Ярослава Ракицкого три «донецкие» татуировки. Самая первая – розы. Символ Донбасса Ярик набил на все левое плечо осенью 2015 года. Там еще изображен компас. «Буду ехать по нему домой», - объяснил футболист, подразумевая, что вернется в город, когда Донецк вновь станет украинским.

И хотя Ракицкий – уроженец Першотравенска Днепропетровской области, но любимым городом считает именно Донецк. Здесь он начинал свою профессиональную: сначала в академии, а с 2009 года играет в основном составе «горняков».

В сентябре 2018 года Ракицкий «разукрасил» правую руку двумя татуировками, напоминающими о шахтерской столице. На плече у него теперь герб Донецка, в центре которого щит. Художник-медальер Ефим Харабет предложил использовать в качестве щитодержателей фигуры монумента «Твоим освободителям, Донбасс».

Сверху щита расположена золотая корона с пятью башенками, на которой написаны цифры «1869» — год основания города. Снизу щит обрамлён двумя положенными накрест золотыми ветвями розы, между которыми на красной муаровой ленте золотыми буквами написано: «Донецк». 

А на предплечье у Ярослава – изображение памятника «Слава шахтерскому труду».

Скульптура шахтера в полный рост, который в правой вытянутой руке держит кусок каменного угля, находится в Киевском районе в центре Шахтерской площади. Памятник изготовлен из чугуна и установлен в 1967 году.