Монологи

Не ныть и не сдаваться: горловчанка Лилия Попова в 55 села на велосипед и нашла работу в Голландии

Татьяна СВИДЕРСКАЯ, журналист
09.10.2018 13:30
История жительницы Горловки Лилии Поповой из разряда обычных для переселенцев. Обстрелы родного города, побег и новое место жительство. Но она не плачет: открывает возможности, стильно выглядит, уехала на работу в Голландию, мечтает выучить английский и увидеть весь мир.

Сидели в Горловке, прятали вышиванки и ждали освобождения

Мы сидели в Горловке до октября 2014-го, ждали, что нас будут освобождать. Прятали вышиванки, чтобы встречать наших ребят. Это была наша цель. Потом стало понятно: освобождать никто не будет, бои становились сильнее. Решили уезжать. Мужу товарищ предложил работу в Кривом Роге, туда и поехали. Сильно душа болела за наших мам, которые оставались сами и, естественно, переезжать никуда не хотели. “Тут наш дом и наши шубы”, -  у них был железный аргумент.

К моменту отъезда мы были без денег, за это время все проели. Муж ушел с работы, он был первым замом начальника ВГСЧ в Горловке, я ушла по выслуге лет на заслуженный отдых еще до военных действий. (Лиля работала в горловском роддоме. - Авт.). Вторая специальность у меня - психология,  мечтала работать семейным психологом или с паллиативными раковыми больными. До войны как раз искала себя в этом направлении. 

Вышвырнули из международной организации, чтобы пристроить своих

И вот Кривой Рог. Первое время пришлось за 100 гривен мыть квартиры. На эти деньги мы жили. Потом появилась возможность поработать в международной организации “Каритас”. Меня поляки брали на работу, и мне здесь очень нравилось. Я работала как психолог и помогала переселенцам. Там была очень хорошая зарплата. Но об этом узнали местные, работающие в Каритас, и когда доноры-поляки перестали тщательно их контролировать, меня выжили, пристроив своих.

Была большая травма и разочарование. Себя буквально за волосы вытаскивала. Думала,  уехала от чужих, а тут вроде свои. А оказалось, нет. Там, где можно рубануть денег, тебя вышвырнут. Институт денег никто не отменял. И после этого меня уже никто не брал на работу. Причинами отказов были возраст и статус переселенца.

И в этот момент знакомая предложила поехать поработать в Голландию бебиситтером в семью украинских айтишников.  Они предлагали маленькую зарплату - 300 евро. Но, подумав и расставив приоритеты,  согласилась. Понимала, что смогу посмотреть страну бесплатно. Мои работодатели показали мне всю Голландию и обещали открыть Европу дальше. Вначале совесть мучала из-за наших бабушек в Горловке. Но снова вернулась к приоритетам. Бабушки прожили свою жизнь, а я хочу прожить свою. Я сейчас могу им помочь материально, поэтому так и делаю. 

Что касается Юры, супруга, то и тут помогли приоритеты. Мы с ним с 15 лет вместе. Он и сын были всегда на первом плане. У мужа карьера, у сына учеба, а мои потребности по остаточному принципу. А тут у меня появилась небольшая возможность узнать себя и мир. Все говорило в пользу работы за границей. 

Лилия с супругом Юрием Со страницы Facebook

Смириться и снять корону  

Если честно, в чужой семье было трудно. Нужно смириться и снять корону, потому что кто платит, тот и заказывает музыку. Для меня это стало колоссальным опытом. Столкнулась со сложными людьми. Но мы подружились.

Они говорят, спасибо, вы открыли нам мир эмоций. Айтишники - это очень особенные люди, люди-машины. У них даже не было проявлений любви к собственному ребенку. Растили эдакого кибернетёнка. Не брали его на руки, ему всего годик, но он жил своей жизнью. Его не жалели, когда плакал, не подходили во время сна. Но я начала подтапливать этот айсберг. Рассказывала, что миром движет любовь и доброта. И когда они начали приседать к нему на уровень глаз и разговаривать, это была моя маленькая победа. 

Сейчас работаю в таком графике: три месяца в Голландии, три месяца дома.

 Со страницы Лилии в Фейсбуке

  

Проблемы Украины - в украинцах: не хотим меняться  

Сама страна меня, конечно же, поразила. В Голландии семья - это приоритет. Минимум трое детей. Свобода там в чем? Ты можешь быть любим, так будь им. У них основной вопрос - тебе сегодня счастливо?  А какое отношение мужей к женам! Они дают им выходной, девчонки идут в паб или в библиотеку, проводят это время как хотят. Там, если у семьи  одна кошка или собака - это не очень хорошо. Отлично, если на содержании двое-трое животных. 

А как мило выглядят старики за ручку, ухоженные женщины, они натурально выглядят, но они красивые. Голландская семья - это дети, минимум две собаки и велосипеды. 

 Со страницы в Фейсбуке

Моя личная победа - я научилась ездить на велосипеде в 55 лет. У меня было бедное детство, и о велосипеде даже не мечтала. Ребята-работодатели прицепили мне маленькие колеса на велосипед, все соседи кричали, класс, хеллоу, прувет и даже машины прижались к дороге, чтобы я ехала. 

Что для меня ощущение Голландии? Это свобода. Дома я очень любила свою работу. Но себя ассоциировала с лошадью в цирке. Непростая лошадь. Ее моют, кормят, но она  бегает по кругу. А потом лошадь выпустили. Я увидела поля голландские, много свободы, счастья, спокойствия. Хочу, чтобы Украина такая же была. Хочу меняться сейчас. Хочу, чтобы моя внучка такое видела тоже.

Но из-за коррупции такая жизнь в Украине пока невозможна. Хотя мы и сами виноваты: не хотим меняться. 

Жизнь голландцев - это спокойствие

Семья, в которой я работала,  живет в небольшом городке Хилверсум. На ребят, приехавших по трудовой визе, распространяются все блага, как и на местных жителей. Они имеют право купить дом, им дают ипотеку. Мои работодатели купили  трехуровневый дом за  400 тысяч евро с рассрочкой на 25 лет под 3% годовых. Зарплата  у моего работодателя 7 тысяч евро в месяц, у его жены 3 тысячи. Ребята говорили, что коммунальные услуги ровно такие же, как в Украине. На еду они тратят 300 евро и совершенно при этом не экономят.
  
Сама жизнь голландцев - это спокойствие. По пятницам ходят в пабы, в выходные бегают, занимаются спортом, волонтёрят, к примеру, чистят пруды. Здесь не мусорят, поэтому уборочная машина на улицах появляется только раз в месяц.

Уборочная машина Фото из открытых источников

Я застала выборы в местное самоуправление. Приглашение приносили в бумажных корзинах, в которых находились фиалки с корнями. Там была записка - ты можешь посадить цветок сам и посмотреть, что вырастет. Такой намек на то, что нужно сделать правильный выбор. Никаких билбордов с призывами политиков в нашем городе не было. 

Во дворе нашего дома находилась школа. Я наблюдала, за преподавателями. Они были абсолютно разными.  Одна учительница - мусульманка в хиджабе, второй учитель темнокожий, третий – совсем молодой парень. В этом и есть толерантность, дети привыкают к тому, что все люди разные,  вероисповедание разное, но все уважают друг друга. 

Как-то пришлось посетить с малышом больницу. Вечером нам позвонили из больницы и напомнили о приеме. Мы пришли к доктору, никого из посетителей больше не было. Следующие посетители пришли через полчаса после нас, и никто не толпился в очереди. 

Никто из родителей не дарит квартиры детям: их в старости продают, на эти деньги перебираются в дом престарелых, где живут с такими же пожилыми людьми, проводят вместе время, играя, танцуя и гуляя.

Среднестатистический голландец за свою жизнь меняет три жилья. Первая - обычно смарт-квартира. Когда семья увеличивается, покупают большее жилье. А в старости продают его, никто из родителей не дарит квартиры детям. На эти деньги уезжают в путешествия или перебираются в дом престарелых, где живут с такими же пожилыми людьми, проводят вместе время, играя, танцуя и гуляя. В такие дома принято ходить к старикам в гости, даже к незнакомым, вместе с маленькими детьми. Радуются от таких визитов все.

Кстати, в Голлании пожилые люди очень хорошо выглядят. Им по 75 лет, а кажется, что не больше 50.

Не ныть - брать и делать

Он всего увиденного, от того, как все продумано, насколько комфортно устроена жизнь, - волосы дыбом.

Пока была на отдыхе дома, в Украине, закончила автошколу. Теперь снова еду в Голландию и буду уже там учить английский. 

Принцип Лилии - не ныть, а брать и делать

Что касается возвращения в Горловку, уже не все так однозначно. Если еще недавно я просто мечтала домой вернуться, и была такой себе возвращенец-возвращенец, то сегодня не могу этого сказать. Понимаю, кто-то должен там все восстанавливать.

Но есть осадок. Люблю такую ассоциацию: мел в стакане осядет и вода становится снова чистая. Но если ее немного взболтнуть, то снова все поднимается. Вот так и у меня. Да и время уходит. Поэтому, вернусь ли домой, пока не знаю точного ответа.

За это время поняла главное: нельзя ни при каких обстоятельствах ныть. Лучше брать и что-то делать.