Места

Стена плача, муралы и бочки на 15 тысяч литров: что я помню после экскурсии на завод шампанских вин

Григорий ПЫРЛИК
09.01.2019 18:41
Два с половиной часа под землей, без интернета и мобильной связи. На заводе Artwinery в Бахмуте мы гуляли по гипсовым коридорам, видели бочки на 15 тысяч литров вина и впечатлились трудом ремюора (так называют специалиста, который избавляет  игристое вино от осадка при шампанизации в бутылках).

«Артемовский завод шампанских вин». Статьи что в русскоязычной, что в украиноязычной Википедиях называются по-старому, хотя предприятие в 2016 году переименовали в Artwinery, а город Артемовск в том же году стал Бахмутом.

Но история предприятия – не цель этого текста. Поэтому кратко: в конце XIX века прусский подданный Эдмунд Фарке получил территорию с гипсовыми месторождениями в Бахмуте. В 1950 году в бывших гипсовых штольнях начали строить завод шампанских вин. Микроклимат оказался подходящим: в штольнях была постоянная температура 12–14oС и стабильная влажность воздуха. Именно в таких условиях, как указано на сайте завода, производили игристое вино во французской провинции Шампань.

Территория завода украшена статуями и барельефами на тему античности Татьяна Косянчук

 

Первую партию «Советского шампанского» завод выпустил в 1954 году. Сейчас продает игристое вино по всей территории Украины и еще в 20 стран, среди которых США, Канада, Великобритания, Казахстан, Китай. До войны тут производили 25 миллионов бутылок в год, сейчас – 12: «отпали» потребители в Донецке, Луганске и Крыму, снизился экспорт в Россию. Среди торговых марок предприятия – Крым, Krimart, Charte и недекоммунизированное «Артемовское».

Стена плача Татьяна Косянчук

На территории завода есть «Стена плача». В 1942 году в камере №46 нацисты замуровали заживо людей, преимущественно – евреев: историки пишут о 3 тысячах погибших…

Винный магазин на проходной Татьяна Косянчук

Открывать тайны предприятия мы начали с проходной. На входе в отдельном окошке продавали разливное вино. Как нам объяснили, продукт этот признали негодным для производства игристого вина, но пригодным к употреблению. Такие вина завод запечатывает в тетра-пак или же продает на разлив. Литр вина стоил около сорока гривен.

Вход на подземную часть завода Татьяна Косянчук

Экскурсовод в белом халате рассказывает правила безопасности, главное из которых – передвигаться по очерченным пешеходным зонам: между цехами активно разъезжают электрокары.

Электрокары Татьяна Косянчук

Предупреждает также, что вся экскурсия будет происходить под землей: цеха в бывших гипсовых выработках раскинулись на 25 гектаров. Телефон там не ловит, на два с половиной часа о связи можно забыть. Нас это обстоятельство только порадовало.

Подземные коридоры Татьяна Косянчук

Подземные коридоры выкрашены в яркие цвета, чему предприятие на сайте даёт оригинальное объяснение:

«Палитра радуги как подкова на счастье – для хорошего настроения игристого и отличного расположения духа сотрудников, выполняющих тонкую, почти ювелирную, требующую терпения и любви работу в цехах винодельческого завода».

На стенах – тематические картины и цитаты. Например, такая:

Уменье пить не всем дано.
Уменье пить — искусство.
Тот не умен, кто пьет вино
Без мысли и без чувства
(азербайджанский поэт Мирза Шафи Вазех)

 Татьяна Косянчук

Вот такой мурал увидели внутри завода

В первом помещении обращаем внимание на огромные цистерны выше среднего человеческого роста. В каждой из этих бочек – по 15 тысяч литров вина. Из цеха в цех будущее игристое перемещается по винопроводу.

Бочки с вином Татьяна Косянчук

Экскурсовод объясняет тонкости производства. Сначала вино отбирают по сортам и местам произрастания сырья, затем объединяют в купаж вина разных сортов.

 Татьяна Косянчук

Далее следует тираж – в вино добавляют ликер и дрожжи и разливают по бутылкам. Линия способна выдавать 12 тысяч бутылок в час. Бутылки закрыты временной пробкой, ведь впереди еще вторичное брожение. Экскурсовод уверяет: каждый раз вино разливают в новую тару, поскольку от долгого хранения игристого нарушается кристаллическая решетка стекла, а бутылка теряет прочность.

 Татьяна Косянчук

Следующая стадия – выдержка: нас ведут по коридорам, где по бокам – штабеля с перевернутыми бутылками. Вино лежит тут не менее девяти месяцев.

В цеху шампанизации бутылки стоят под углом – осадок должен скапливаться во временной пробке. Время от времени бутылки надо поворачивать, меняя угол. Это задача робота или человека-ремюора. На заводе работают и те, и те. Ремюор за 8-часовую смену поворачивает 80 тысяч бутылок вина.

Процесс под названием дегоржаж нам описали на словах: собранный осадок замораживается и давлением углекислого газа «выскакивает» из бутылки вместе со временной пробкой. Далее в бутылки добавляют ликер, который определяет марку игристого: экстра-брют, брют, сухое, полусухое или полусладкое. Затем в бутылку вставляют постоянную пробку, укрепляют ее металлической уздечкой – мюзле, наклеивают этикетки.

На витринах в презентационном зале – разные сорта игристого. Экскурсовод, отвечая на вопрос, каков его любимый сорт, в шутку говорит: коньяк.

 Татьяна Косянчук

Нас ведут в дегустационный зал для почетных гостей: сумрак, массивная деревянная мебель. Говорят, что в числе прочих тут бывал и беглый президент Виктор Янукович.Но шампанское мы дегустируем в зале попроще.

 Татьяна Косянчук

Каждому на пробу дают семь (или восемь, уже не вспомню) видов напитка. Закусывать предлагают крекерами. Товарищи по экскурсии из Бахмута, ныне живущие в Израиле, захватили с собой сыр и колбасу. И как тут не вспомнить «Дегустацию» Жванецкого:

«Нет, музыки здесь не положено. Вся суть в том, чтобы дегустировать в тишине. Мы с вами не пьем, подчеркиваю, мы запоминаем сорта вин... Товарищ, вы так ничего не запомните. Сыр обостряет обоняние, а ваша колбаса отобьет его не только у вас, но и у соседей».

 Татьяна Косянчук

Экскурсовод рассказываает о правилах и тонкостях потребления. Наливать игристое в бокал нужно под углом 45 градусов и лить сначала на стенки (так лучше сохранятся пузырьки). Проволока-мюзле у бахмутского вина должна откручиваться за шесть оборотов, иначе перед вами подделка.

Из экскурсии мы усвоили то, что производство игристого – долгий кропотливый труд, который растягивается на месяцы. И с этими мыслями теперь рассматриваем полки супермаркета. А с самого завода помнится, что молоко за вредность тут не метафора: подземные условия труда считаются неблагоприятными.

Татьяна Косянчук

Стоит посещение завода 200 гривен с человека. Записаться можно по телефону 0 800 40 1950 (многоканальный номер, звонки по Украине для всех мобильных операторов бесплатны), или отправить заявку по email [email protected].